По словам Евгения Глибовицкого с появлением единого «Суспільного мовника» независимой гражданской журналистике в Украине придет конец…

Искренне сожалею о том, что не стал записывать выступление Евгения Глибовицкого на панели "Суспільне мовлення" на #lmf2017. Это правда серьезный прокол, так как его слова как нельзя лучше показывают, что не все процессы проводимые в нашей стране под видом реформ преследуют декларируемые государством цели.

Явление известное в мире под названием Public Broadcasting или Общественное Телерадиовещание, в Украине нашло свое воплощение в проекте под названием "Суспільне телебачення і радіомовлення України». Это большой проект реформ в процессе которого каналы украинского государственного телерадиовещания станут общественными. При этом как бы, структура финансируемая за бюджетные деньги, перестанет выполнять заказ государства и станет подотчетной обществу.

Звучит это все очень хорошо, правильно и красиво, как и многое другое расписанное на бумаге и во многих наших законах. Правда в реальности получается все немного иначе.

По сути само украинское государство - его аппарат, финансируется обществом, но подотчетно ли оно ему? Выполняет ли оно его заказ? Довольно ли общество работой государства? - Нет, нет и еще раз нет. Тем не менее, де юре, государство структура общественная и подчиняется ему, но де факто….

Что еще в этом моменте интересно, общество и раньше финансировало государственное телевидение и радиовещание, и оно и раньше мало отчитывалось перед обществом, так что, если что-то действительно изменится после реформы это структуры так это ее название.

Но вернемся к обсуждению вопросов поднятых на форуме.

Первым слово взял известный журналист Андрей Куликов, который вкратце пояснил необходимость создания такой структуры приведя опыт Великобритании, Финляндии и Эстонии, где в частности Общественное телевидение финансируется за счет налога на коммерческое телевидение.

Заканчивая выступление он отметил, что мощное Общественное телерадиовещание может не только конкурировать с Коммерческим СМИ, но и привести к тому что большая часть из них исчезнет с рынка.

Евгений Глибовицкий, взявший слово после Андрея Куликова, обсуждая проблемы украинских медиа высказал достаточно интересную мысль.

Коммерческие СМИ, по его словам, это далеко не коммерческая структура по сути, так как ее целью не является коммерческая прибыль. Коммерческие СМИ стали элементом политической коррупции и преследуют они не бизнес цели, а исключительно удовлетворяют политические амбиции своих хозяев.

Также Евгений Глибовицкий заявил, что через год - полтора, Общественное телевидение станет ведущим оператором на локальных рынках.

Мирослава Гонгадзе рассказала про опыт Общественного вещания в США, где государство поддерживает некоммерческие радиоканалы лишь на 30%. Большую часть средств на развитие и поддержку общественного радиовещания выделяют коммерческие структуры, которые находят своим долгом поддерживать такие социальные инициативы. Тем более, что за такую их социальную активность они получают налоговые льготы. Фактически, эта модель как бы позволяет коммерческим структурам, как бы так сказать, адресно платить налоги.

Также Мирослава Гонгадзе привела ряд конкурентных преимуществ Общественных СМИ, которыми являются:

  • Редакционная политика
  • Географическая доступность
  • Универсальная понятность
  • Внимание к проблемам меньшинств
  • Вклад в национальную идентичность
  • Прямое финансирование

Завершающим по данной тематике было выступление Дарьи Юровской. Она отметила, что Общественный канал станет чем-то больше чем просто телевидении или радио. Это будет платформа которая обеспечит доставку контента пользователям через все возможные каналы информации. Отметила, что Общественное вещание не будет акцентировать внимание исключительно на телевидении и радио, а уделит внимание новым медиа.

Очень важным качеством новой медийной структуры она назвала обязательный и тщательный фактчекинг, и подчеркнула, что принимая любое решение, на первом месте будет стоять доверие, а не рейтинг.

Наступило время вопросов.

Наиболее из самых важных вопросов озвученных на панели касался гражданской журналистики:

Что делать тем структурам, тем гражданским журналистам, которые не стали ждать поддержки от государства и давно уже создали структуры которые уже существуют и производят качественный и востребованный контент? Какова их роль и место в рамках новой парадигмы Общественного вещания?

Отвечал Евгений Глебовицкий.

Он заявил, что гражданским журналистам не останется места в информационном пространстве страны за пределами Общественного вещательного канала. Что им необходимо будет найти пути интеграции себя с каналом. Что их ждет поглощение или смерть! Что «Боливар не вынесет двоих»!

Не знаю для кого как, но для меня лично эти слова прозвучали как ультиматум независимой гражданской журналистике.

Евгений Глебовицкий фактически подтвердил, что переименование Государственного телеканала в Общественное не только не изменит его сущности, но и поставит под угрозу существование независимой гражданской журналистики в том виде, в котором она сейчас существует.

Фактически, если его слова, как представителя наблюдательно совета «новой» «общественной» медийной структуры, прозвучали как объявление войны независимым, актуальным и так необходимым сегодня Украине гражданским СМИ.

Он признал, что государство спекулируя на теме децентрализации, всего-лишь переименовало свою структуру, которая теперь будет бороться не только с неподконтрольными ему олигархическими СМИ, но и с граждански медиа.

Как это согласуется выбраним европейским демократическим образом мысли и развития страны?

Как это согласуется с декларируемыми правительством положениями о евроинтеграции, если фактически государство собирается снова получить монопольное право называть правдой ту информацию которая покажет его политику в нужном свете?

Удивительная получается ситуация, но увы более чем понятная и объяснимая.

Слова Евгения Глебовицкого, к моему огромному сожалению, подтверждают убежденность в том, что в наших медиа, как и в политике еще осталось достаточно представителей противников демократии, противников свободы слова.

Они приложат максимум усилий для того, чтобы сохранить медиа в том первозданном виде, в котором они достались от СССР. Они видят в медиа лишь инструмент пропаганды.

Им попросту не понять, что если Боливар и готов нести дальше кого-либо, то это будет вовсе не государственная машина пропаганды, закамуфлированная под независимые или общественные СМИ. Как бы ему того не хотелось, но в войне с гражданским обществом, в войне с народом, в борьбе с реальным, действительным, настоящим гласом народа - с гражданской журналистикой ему не поможет ни государственная поддержка, ни контроль над финансами данной отрасли.

Медиа, с появлением интернета, давно уже начали свой путь к настоящей, а не имитационной независимости.

Интернет раскрыл невиданный набор инструментов перспектив и возможностей, арсенал которых растет и пополняется с каждым днем. А потому, любые жалкие попытки государственных или представляющих интересы государства деятелей обуздать его, приведут лишь к обратному эффекту.